pterozavtr (pterozavtr) wrote,
pterozavtr
pterozavtr

Прибежало троллоло, завизжало: "Ололо!"...

С того дня, когда я узнал о существовании такого явления как Lurkmore (а также всяческие Двачи, Упячки и иже с ними), я, после первого обалдения и недоумевающей улыбки, проникся к ним инстинктивной неприязнью. И только теперь, задумавшись о Бахтине, постмодерне и карнавализации, понял. что же именно меня так напрягает.
Сетевые тролли - это люди,  зависшие в карнавале. Карнавал - это, в общем-то, не такое уж плохое явление, если длится один день и одну ночь, после чего наступает Великий Пост, время серьезнейшей сосредоточенности на Высоком.Если же карнавал завис, словно без конца бренчащая музыкальная тема в колонках, способная свести с ума, или вы сами зависли в состоянии карнавала в то время как все вокруг давно прекратили стоять на голове и пошли по своим делам, то вы из человека постепенно превращаетесь в карнавального персонажа, в чертика из табакерки с "тещиным языком" во рту. Нормальные человеческие мотивации и стремления превращаются в жизнь "фор лулз", смеха ради. Когда обычные темы для смеха исчерпываются (а они исчерпываются быстро, потому что для чертика из табакерки они кажутся слишком пресными) начинается веселье за чужой счет, высмеивание того, к чему другие относятся серьезно, что вызывает сильные и возвышенные чувства. Возвышенное в собственной душе (а оно есть у каждого) тоже выпалывается или загоняется в дальний угол. В среде табакерочных жителей признаться в возвышенных чувствах, в эмоциональности, в наличии идеалов - стыд-стыдобушка, это значит расписаться своей слабости и автоматически стать источником лулзов для бывших сотоварищей. Вот потому и возникают очень странные блоги, целиком состоящие из перепостов каких-то роликов "на поржать", демотиваторов и прочего мусора, за которым совершенно не видно человека. Потому что проявить себя как человека с человеческими привязанностями карнавальный чертик смертельно боится. Так юный гопник в своей компании нарочито говорит гнусности о девчонке, в которую по-настоящему влюблен - иначе самого того и гляди сочтут "девчонкой". 
На последних этапах превращения в хохочущую куклу человеческие черты теряются полностью. Персонаж уже не смеется над тем, что случайно попало в поле его зрения, он целенаправленно охотится за лулзами, становится провокатором и преследователем. Ему нравится отравлять жизнь тех, кто позволяет себе быть серьезными - просто серьезными, без напыщенности и ложного пафоса. Он превращается в тролля, в активное разрушительное начало. Ему уже неважно, что именно разрушать и портить - чужое настроение, вдохновение, репутацию, даже здоровье и жизнь. Он получает удовольствие от самого процесса разрушительного веселья за чужой счет. Какая ответственность за свои слова и поступки, какая грань между добром и злом? Главное - очередная доза пропитанного ядом смеха, без которой он уже не может. Только бы не наступила вдруг тишина - тишина это страшно, в тишине к нему могут явиться чудовища, те, которых он в свое время вроде бы надежно запер в дальнем чулане. И чего доброго окажется, что он всего лишь человек -  голый перед Вечностью - а не почти всесильный карнавальный божок. И что все таки, несмотря на сладкий наркоз адского веселья, отвечать за свою жизнь придется всерьез и совсем по другому счету, по которому невозможно расплатиться пригоршней конфетти.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments