pterozavtr (pterozavtr) wrote,
pterozavtr
pterozavtr

Художник и война

Начинаю публикацию статьи художника и искусствоведа Маргариты Дмитриевны Изотовой о творчестве ленинградской художницы Елены Оскаровны Мартиллы, пережившей блокаду Ленинграда и запечатлевшей эти страшные и героические дни в своем творчестве. Поскольку текст сопровождается множеством иллюстраций, имеет смысл разбить публикацию на несколько частей.

Маргарита Изотова.

ХУДОЖНИК И ВОЙНА. ПУТЬ К ПОБЕДЕ

001

Так уж сложилось, что профессия художника воспринимается одной из самых мирных. Когда мы говорим "Да он - художник!" не обязательно речь идёт о человеке с кисточкой в руках. Это может быть любой человек, обладающий даром творчества в противовес дару разрушения. Художник - чувствилище эпохи. Он - не только очевидец-свидетель. Он видит глазами сердца. Поэтому он - и судия.

Ул.-Восстания

Я хочу рассказать о ленинградской художнице Елене Оскаровне Марттиле, которая, юной девушкой оказавшись в блокаде, сумела запечатлеть ту правду, которую невозможно исказить.

Сегодня возникли теории, и так называемые "художественные произведения" которые пытаются убедить и нас, и окружающий мир,  что блокада расчеловечила людей, что жертвы были излишни и напрасны, что якобы в Лондоне хранятся записи Гитлера, и что он не хотел брать Ленинград и стращать ленинградцев, а посылал свои армии полюбоваться Белыми ночами. Жалко, что глупые ленинградцы не сдались. По глупости и пришлось пострадать...

002а-1-(1)




Елена Марттила родилась в Петрограде в 1923 году. Её отец, Оскар Марттила - родом из финского города Котка. Был курсантом военного училища. Арестован в 1937 году, посмертно реабилитирован в 1991-м. На девочку оказала серьёзное влияние воспитательница детского сада Екатерина Николаевна Огнева. Она прекрасно рисовала, играла на рояле, писала стихи, знала природу, и всему этому учила детей. Поэтому Лена стала  рисовать. Рисовала  везде и всюду, красками и карандашами, углем и мелом, лепила фигурки из снега и песка, выкладывала рисунки прямо на земле из камешков, ягод и листьев, вышивала нитками по полотну целые картины. В 1934 г.  была принята в Школу юных дарований при Академии художеств, которая находилась в Доме культуры им. Кирова.

ДК-Кирова

В результате  конкурса Марттила была принята в число тридцати детей, из которых организовали группу. Ученики  получали стипендию. В Школе одновременно учились Владимир Васильковский, Татьяна Мантурова, Станислав Загонек, Пётр Смукрович. Сохранилась грамота, Илл. 007. подписанная директором Всероссийской Академии художеств Исааком Бродским:  "передовая студентка-ударница Елена Марттила премирована книгой "Дон-Кихот".

Автопортрет

На Васильевском острове  в 12-й общеобразовательной школе, где  Елена  училась, была своя студия. Сами репетировали, шили костюмы, рисовали декорации. Никто никого не заставлял. Идейного руководства  не было, была потребность. Вот почему после войны Марттила станет театральным художником.

ученики

В ночь на 22 июня 1941 года Елена Марттила вместе с друзьями-школьниками гуляла по набережной Невы после Выпускного бала.  Они ещё не знали, что в 4 утра враг перешёл границу СССР. В 12 часов В.И.Молотов объявил о мобилизации. Всем классом отправились в райком комсомола записываться  добровольцами на фронт. Мальчиков отправили в Военкомат (из 12 войну пережили только трое).  Елену вместе с другими девочками  определили на курсы Российского Общества Красного Креста. Одноклассницы составили звено дружины: учились обрабатывать раны, накладывать жгуты и шины, носить раненых на носилках, обращаться с гранатами и противогазом. Девочкам выдали военную форму.

Сандружинница

В ноябре  сдали экзамен, но врачебная комиссия признала всю группу непригодной для военной службы из-за дистрофии. Илл. 11. Елену направили в детскую больницу имени Крупской (14-я линия Васильевского острова). Приходилось работать в операционной, в прозекторской.  "Самое ужасное, мне приходилось выносить трупы детей в подвал. Там штабелями лежали детские трупы. Дети умирали не от болезней, а от голода. Навсегда запомнилась надпись химическим карандашом на ноге мальчика: "Олег Власов. 11 лет".

014

Война ворвалась внезапно, но она не убила желание стать художником.   "Между дежурствами было свободное время,  и у меня появилась мысль об учёбе.  И вдруг я узнала, что в Ленинграде продолжает работать Художественное училище.  Это было в ноябре 1941 года. Я выдержала экзамен, меня приняли сразу на второй курс, так как у меня была хорошая подготовка... Первое время мы вместе работали. Рисовали натурщиков и друг друга. Илл. 018  Работали над гипсом, писали натюрморт с роскошной голубой фарфоровой вазой, оправленной в бронзу, и парчовыми драпировками.Илл. 019  В студии топилась буржуйка - старыми студенческими работами... Мы любовались красивыми залами, зеркалами, шикарными расписными мраморными стенами.

Училище находилось на Таврической улице в доме № 35. Когда перестали ходить трамваи,  ходила в ЛХУ пешком с 18-й линии Васильевского острова. Доходила до Стрелки, опускалась на лёд, шла по нему через Неву по диагонали. Это страшно, когда посредине Невы ты одна - обратно уже не вернёшься, вперёд ещё далеко, а по дороге встречаются трупы замёрзших людей. На той стороне Невы,  у Марсова поля, я вылезала на набережную на четвереньках,  потому что ступеньки замерзли и превратились в ледяную горку. Дальше я шла по диагонали через Марсово поле на Лебяжий мостик, на улицу Пестеля. И дальше вокруг решетки Таврического сада до Таврической улицы, до дома №35, и утешалась красотой его фасада, и всё страшное оставалось за дверью".

Через-Неву

Ленинградское художественное училище им. Н.К.Рериха ("Таврическое", как его называли) возобновило свою работу в страшные блокадные дни благодаря стараниям его директора Яна Константиновича Шабловского

Шабловский

Ему удалось собрать бывших учеников художественных школ, студентов из Мухинского училища и Академии художеств. Он не только спасал от голодной смерти (учащимся выдавали рабочие карточки), но укреплял веру в то, что искусство нужно, что о художниках кто-то заботится и поддерживает в них искру жизни. "Когда мы пешком приплетались кто откуда в училище и видели, что оно цело и невредимо и Ян Константинович на посту, нас ждут и о нас заботятся и мы - вместе, мы верили, что всё это временно и что ещё будет оно, будущее. Нас ждали красивые залы, мраморная лестница, витражи и зеркала, статуи... Ян Константинович  вёл занятия по перспективе и истории искусств. Говоря о блокаде, он просил нас: "Смотрите, запоминайте, вы - художники, вам потом рассказывать об этом людям".

Блокада

"Однажды в конце февраля, возвращаясь из художественного училища, я  помогла идти нашему студенту,  Жене. Он передвигался с большим трудом и всё заваливался назад. Мы как-то дотащились до угла Кирочной улицы и Таврического сада, и здесь Женя рухнул на  ступеньки подъезда какого-то дома, и сказал, что ему сюда. Я упрашивала его не садиться, а дойти до своей квартиры, но он не послушался. Он  так и остался сидеть на ступеньке, а я побрела домой на Васильевский остров, задавая себе задачу дойти до  определённого места и сесть, затем ещё до другого места, и там сесть, и так до своего дома на  18-й линии Васильевского острова. В училище Женя больше не пришёл.

Женя

Образ Жени тревожил меня всегда. Я чувствовала себя как бы в долгу перед ним. Я пыталась рассказать о нём в рисунке.  Жене было 17 лет. Его портрет хранится в Русском музее. Жене бы это понравилось. Мне кажется, что его творческая биография как бы продлилась".

Продолжение следует

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment