pterozavtr (pterozavtr) wrote,
pterozavtr
pterozavtr

Бессмертие Победы



В удивительное изменчивое время мы живем. Происходящие вокруг нас события сплошь и рядом то оказываются вовсе не тем, чем кажутся на первый взгляд, то кажутся кому-то не тем, чем являются для других. Порой что-то начинается за здравие, а кончается за упокой. Бывает и наоборот.

История с акцией «Бессмертный полк», в очередной раз прошедшей по городам и селам нашей Родины 9 мая – как раз из тех, что начавшись двусмысленно, мутновато и минорно, продолжаются совершенно иначе. Так часто происходит там, где некие силы решают задействовать в своих замыслах народ, пытаясь навязывать ему какие-то свои умозрительные мотивы и построения, но при этом плоховато его зная. Но народ живет по своим внутренним душевным и духовным законам. Если что-то не находит в его сердце отклика, то любые попытки организаторов будут похожи на попытки разжечь сырые дрова – можно, конечно, щедро поливать их керосином административного и финансового ресурса, но вонь искусственности будет шибать в нос за версту. Если же отклик возник, то огонь, на углях от которого кто-то всего лишь хотел пожарить себе вкусный шашлык, может разгореться непредусмотренно горячо и ярко .

Еще за месяц до юбилея Победы публицист и политик Николай Стариков внезапно разразился на своем сайте многословными предупреждениями о якобы вредоносности акции «Бессмертный полк». По мнению Старикова, шествие людей с портретами своих ушедших предков-ветеранов разрушает духовные скрепы народа и превращает день Победы в день скорби.

В чем-то Стариков прав. Просто он очень сильно запоздал со своим заявлением. Идея акции в своем начале была действительно неоднозначной и, суда по всему, действительно была призвана внести в праздничный для нашего народа день дополнительный скорбный оттенок, смещая баланс от «радости» - к «слезам на глазах», заставляя задумать о пресловутой «цене победы».

Следует, однако, напомнить, что традиция вспоминать в День Победы погибших – вовсе не новодел, потому что Минута Молчания с советских времен входит в распорядок всенародного праздника, да и в песнях и стихах, звучащих в этот день всегда присутствовали отнюдь не только бравурные ноты. Тут как раз хочется спросить у Николая Старикова, за какие именно «духовные скрепы» он ратует – не за пластмассово-сувенирные ли? Или, например, из «самоварного золота» наигранного восторга и шапкозакидательства?

Так или иначе, «Бессмертный полк» уже второй год все с большим размахом проходит вовсе не как скорбные поминки, а именно как акция Памяти. Благодарное воспоминание о людях, сохранивших нам жизнь и свободу, от поминок весьма и весьма отличается – чтобы не чувствовать это, нужно быть духовно глухим. «Бессмертный полк» - это не про смерть, это про жизнь. Ушедшие предки не могут сами пройти в священный для страны день в праздничных колоннах, потому мы, потомки, даем им такую возможность. Вечно живые, они идут вместе с нами и мы чувствуем свое единение не только с теми, кто шагает вокруг, но и ощущаем незримое присутствие миллионов и миллионов родных душ. Ведь подлинное единство народа – это единство живых и мертвых.

Не могу сказать, что я хорошо знала при жизни своего дядю - Владимира Семеновича Мещерякова. Родился он в Башкирии, всю жизнь прожил в далеком Оренбурге. Из детства моего он запомнился мне добрым, веселым человеком, показывавшим мне, маленькой, забавные фокусы. В семье рассказывали, что он храбро воевал, был ранен, после войны не поспешил расстаться с армией, а еще долго служил военкомом, прожил долгую достойную жизнь. Из информации на сайте "Подвиг народа" я узнала, что дядя Володя был награжден двумя боевыми орденами - Красной звездой и орденом Отечественной войны II степени. Первым - за отличную организацию связи в тяжелых боевых условиях, вторым - за то, что забросал гранатами вражеский пулеметный расчет. В 1986 году дядя был награжден третьим орденом - Отечественной войны I степени. Повторю еще раз - я мало была знакома с этим человеком, но, пронося по Невскому проспекту его портрет, я чувствовала необыкновенное тепло в сердце. Дядя Володя был здесь, рядом со мной, как им множество других солдат и офицеров великой войны.

Чтобы понять, каким стал – неожиданно для собственных организаторов и опасливых сторонних наблюдателей – «Бессмертный полк», нужно хотя бы раз пройти в его рядах. Начать с того, что даже в сдержанном Петербурге-Ленинграде шествие отнюдь не было скорбно-молчаливым. То тут, то там группы участников, заранее договорившись в соцсетях, а то и совершенно спонтанно, запевали любимые военные песни. Еще на улице Марата по ожидавшей выхода на Невский колонне волной прокатывалось оглушительное «Ура!». Ликующие крики раздавались в толпе и на Невском проспекте, громкими приветствиями встречали шествие люди, стоявшие на тротуарах, на балконах и в распахнутых окнах. Над идущими людьми реяли не только портреты ветеранов, но алые знамена Победы и советские флаги. Многие участники были одеты в солдатскую форму военных лет или хотя бы в пилотки с красными звездочками. Так было и в других городах нашей огромной страны.

Это шел единый народ-победитель, а вовсе не процессия скорбящих пацифистов, каким, возможно, хотел (или боялся) кто-то увидеть «Бессмертный полк». Главным настроением шествия было не боязливое: «Только б не было войны! Никогда снова!», а единство, воодушевление и ощущение того, что если вдруг придется вновь пройти сквозь великие испытания, то мы пройдем через них так же достойно, как наши деды и отцы – и вновь победим. Ведь даже не полк, а целая армия наших ушедших в бессмертие предков готова помочь и подержать нас в праведной борьбе за честь и свободу нашей Родины и за счастливое будущее всего человечества.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments