pterozavtr (pterozavtr) wrote,
pterozavtr
pterozavtr

Путешествие... к пропасти?


О таком явлении как «клюква», проросшая на «полянке» современной отечественной мультипликации я уже писала, рассказывая о мультике «Белка и Стрелка: Звездные собаки». Та «клюква» была явно импортного сорта. Теперь же приходится говорить о совсем ином сорте, более ядовитом. Такие «ягодки» были выращены не в Голливуде, а где-нибудь на парижских белоэмигрантских подоконниках и местных диссидентских кухнях. Они налиты соком яростного неприятия всего советского и многократно перебродившим желанием реванша. Теперь вот этот продукт появился и на наших столах – точнее, экранах.

Речь о мультфильме «Необыкновенное путешествие Серафимы» (режиссер Сергей Антонов, Сценарист Виктор Стрельченко, компания «КиноАтис» при поддержке Благотворительного Фонда преподобного Серафима Саровского), вышедшем на экраны 27 августа этого года. Этот мультфильм, с несколько слабоватой компьютерной графикой, но красивыми художественными решениями, крепким сценарием и яркими характерами, вызывает крайне двойственное впечатление.

Авторы мультфильма начинают историю с резкой, шоковой ноты: в Вербное воскресенье, во время праздничной литургии в церковь врываются вооруженные люди в кожанках и галифе, выстрелами вверх выгоняют всех из храма, хватают и увозят на расстрел священника (в фургоне с надписью «Хлеб»), у его жены выхватывают из рук маленькую дочку. а церковь взрывают. . Колокольня рушится прямо на зрителя - без всяких 3D-эффектов это выглядит жутко. Раскачивающийся колокол словно бы повисает в опустевшем небе, постепенно превращаясь в звонок в руках воспитательницы детского дома, где живет главная героиня - Серафима Воскресенская. дочь расстрелянного священника...

Стоп. Когда это все происходит? Главное повествование относится к 1943 году. Из личного дела девочки мы видим, что ее отец был расстрелян в 38-м. Но подобные налеты со стрельбой в потолок, если и были, то во времена Гражданской. Нет, я не хочу сказать, что людей, в том числе священнослужителей, не арестовывали и не расстреливали, а церкви не взрывали. Это было. Но не так злобно-картинно. Это – типичная «клюква». «Клюква» - и увековеченный Солженицыным «хлебный» фургон, нарочито вставленный в кадр. Реальность же была хоть и отнюдь не безоблачной, но иной.

Мой отец, переживший в Ленинграде всю блокаду, рассказывает, что до войны церковь неподалеку от его дома благополучно действовала. А перед войной они с матерью, моей бабушкой, отдыхали на Псковщине, в большом и богатом селе Спас. Церковь там не только была в целости и велись службы – в престольный праздник, на Яблочный Спас (Преображение Господне), колхозники получали два выходных дня, в которые гуляло и веселилось все село. И это в весьма горячую пору деревенских работ!

Да, бывало всякое, но если говорить уже о военных годах, то многие священники или воевали в партизанских отрядах, или укрывали у себя советских партизан и подпольщиков. Именно в годы войны отношения Советского государства с Церковью изменились в лучшую сторону. Многие тысячи глубоко верующих людей били врага на фронте, некоторые из них после войны уходили в монахи или шли учиться во вновь открытые духовные семинарии – и никто не чинил им в этом препятствий. А в семьях священников воспитывались дети. Да, их не принимали в пионеры – быть пионером, кстати, было вовсе не обязательно. Разумеется. у тех, кто не был пионером, а потом комсомольцем, были крупные сложности в дальнейшей карьере, зато перед ними был открыт путь духовного служения.

Что же мы видим в мультфильме? Серафима Воскресенская живет в детском доме для девочек, расположенном в старинной дворянской усадьбе (так в сюжет вплывает на всех парусах тема «России, которую мы потеряли», вскоре она получит свое развитие). Главная героиня тихая и кроткая, «не от мира сего», но она смела и готова постоять за себя. У нее есть тайна – в кармашке платья, не на шее (а то заметят!) она хранит нательный крестик, память о маме. Все знают, что Серафима - дочь расстрелянного священника, но носить крестик открыто она не может.

Вообще верить в Бога, в представлении авторов фильма, в советские времена можно было только подпольно, чуть ли не в катакомбах. Даже живущая в своей отдельной комнатке уборщица Елизавета Александровна вынуждена прятать икону и лампадку в шкафу. Эта скромная старушка – на самом деле одна из прежних владелиц поместья, внучка генерала. Кроме иконы Серафима Саровского и парадного генеральского портрета, она хранит в своей каморке и другие реликвии старой жизни – белый кружевной зонтик и фотографии, на которых – изящные дамы и бравые офицеры на фоне все того же «дворянского гнезда». Но это все в прошлом, ныне же «тетя Лиза» вынуждена терпеть стервозные нападки воспитательницы и прикидываться глуховатой и глуповатой. Она может ободрить и вдохновить Серафиму и ее подружку Риту, но не может никого защитить. Верующие герои фильма гонимы. А как же выглядят их гонители?



Выглядят они ожидаемо «клюквенно». Вообще советские реалии в фильме слеплены на манер коллажа, и явно человеком, никогда не видевшим той жизни даже в кино – настолько он ее ненавидит. Стены детского дома там и тут украшают портреты Сталина, кумач и жизнерадостные плакаты на тему «Сталин и дети». Да и по фасаду дома растянут транспарант: «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!» В разгаре война, но военных плакатов почему-то не видно – только цветы и улыбки (как прозрачно намекают авторы – фальшивые и лицемерные).

Слова живых взрослых, отвечающих за воспитание девочек, еще более фальшивы. Директор детдома Иван Андреевич, ветеран-инвалид, израненный на фронте, выражается так, как должен в представлении антисоветчика выражаться карикатурный «политрук» - деревянно-трескучими фразами про «нашу доблестную армию», «Советское отечество» и «верность партии». Он, в принципе, хороший, проницательный и справедливый, но недалекий и пришибленный жизнью человек, озлобленный на судьбу за то. что вынужден возиться с детьми, а не воевать.

Настоящая хозяйка детдома и его злой гений – старший воспитатель Ольга Семеновна, показанная как сущая демоница во плоти. Она бессердечна, жестока, явно обладает садистскими наклонностями и при том - фанатичная безбожница, желающая истребить любые ростки веры. Именно она устраивает травлю главной героини – едва не приводит ее к гибели, гоняясь за ней по лестнице, чтобы отобрать крест, а потом пытается заставить публично отречься от Бога. По гротескности эта фурия напоминает злодеев у Диккенса, правда до диккенсовского таланта авторам явно далеко. Ближе к финалу не пожелавшую отрекаться Серафиму, опять же вполне по-диккенсовски, сажают по наущению воспитательницы под замок на хлеб и воду и собираются отправить в колонию для малолетних правонарушителей. Спасает ее из этих дьявольских когтей только чудо – в прямом смысле слова.

Кстати, о чудесах. Самое печальное в фильме то, что элементы откровенно пропагандистской «клюквенной» поделки сочетаются в нем с очень красивыми, глубокими и трогающими душу сценами духовных переживаний, снов и видений Серафимы. Ее «необыкновенное путешествие» - это путь к Богу, на котором ее сопровождает святой Серафим Саровский. Этапами этого пути являются дни Страстной недели – отличное сюжетное решение. Если бы авторы сохранили чувство художественного вкуса и верность правде, можно было бы только порадоваться за детей, посмотревших мультфильм, рассказывающий об обретении веры. Беда в том, кто капля яда может превратить самое вкусное и полезное блюдо в смертельное, а тенденциозность и фальшь сцен «реальной», земной жизни делает духовную составляющую фильма золотой оберткой, под которой пытаются «продать» вовсе не благостное и не благое содержание.



Фильм не дает никакой надежды на примирение. Коммунисты и коммунистическая идеология в нем – однозначно нечто подавляющее, враждебное, дьявольское. Свет духовности, и вообще все хорошее и доброе прочно связывается с дореволюционной Россией, более того – с дворянством. «Простых» людей в картинах прошлого не видно. Совершенно за кадром остается вопрос, а из-за чего, собственно, случилась революция, если помещики были столь благородны и одухотворены? Не иначе как по наущению Князя Тьмы! Никакого другого вывода посмотревший фильм ребенок сделать не сможет. А сделав, возможно, захочет возвращения прекрасного мира дам с кружевными зонтиками и офицеров с залихватскими усами.

Выйдя из кинотеатра, я все пыталась понять, что же мне напоминает этот фильм, который мог бы стать событием не только в отечественном киноискусстве, но и в духовной жизни, а стал всего лишь лукавой агиткой. И вспомнила. Когда-то была у меня книжка – детская повесть талантливого писателя Владимира Тендрякова «Чудотворная». Там главного героя, мальчика Родьку силком пытались заставить верить в Бога его не в меру религиозные родственники. Как Серафима прятала в кармане крестик, так и Родьке приходилось прятать от родных пионерский галстук, его окружала дома такая же атмосфера давления и угроз, как Серафиму в детском доме. Надо сказать, что повесть Тендрякова написана куда талантливее, да и сам писатель отнюдь не был воинствующим безбожником, скорее, противником фанатизма. Но именно эта книжка борцам с «религиозным дурманам» полюбилась и частенько стояла в школьных библиотеках на полках с антирелигиозной литературой.

Печально, что в наши дни, когда самое время извлечь уроки из прошлого и преодолеть разделение в народе, попытаться примирить, наконец, веру в Христа и жажду земной справедливости, которые вовсе не антагонистичны по сути своей, вместо честного осмысления трагических ошибок прошлого, попросту берут и копируют старые агитки, выворачивая их наизнанку, внося в юные сердца не любовь и понимание, а вражду и ненависть. В таком «путешествии» благого финала быть не может.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments