pterozavtr (pterozavtr) wrote,
pterozavtr
pterozavtr

Иванов, не помнящий родства



Господину Иванову снится сон,
Полный смутной, неизведанной тоски -
Будто в хмуром Ленинграде мнется он
У открытой им торжественно доски.

Ни оркестра, ни прохожих, ни машин,
Навевает жуть сгустившаяся тишь.
На него глядит с доски холеный финн,
Словно сытый кот на загнанную мышь.

Раздается в отдаленье странный звук
В полуночной замогильной тишине.
Папка кожаная выпала из рук,
Жгучий холод пробежался по спине.

Сердце жалко засбоило, трепеща,
Иванов стоит – живой и неживой…
Едут саночки, надсадно скрежеща,
Как по снегу, по июньской мостовой.

Встали санки, развернулась простыня,
И поднялся в свете призрачном мертвец.
В черных ямах два неистовых огня
Разом ноги превратили в холодец.

В душу дунуло безвременным концом –
Полномочий не предъявишь мертвецу –
И изглоданное голодом лицо
Вдруг к чиновному приблизилось лицу.

И несчастного едва не сбило с ног
Стылым ветром из проваленного рта.
По щеке его лощеной стек плевок
Нестерпимо едкий, словно кислота.

Тут с доски раздался гнусный хохот Зла,
И от ужаса в глазах сгустился мрак:
Не слюна, а кровь потоком потекла
На парадную рубашку и пиджак.

…С диким криком пробудился Иванов,
Вытер Kleenex`ом холодный липкий пот,
Проклял с чувством темный мир кошмарных снов,
Две пилюли, торопясь, закинул в рот.

Встал, побрился он, под нос себе ворча,
Зарекаясь коньяку поменьше пить,
И добраться на досуге до врача,
И таблеток посильнее прикупить.

Седину пригладил – вроде ничего.
Галстук вздел, одернул стрелочки штанов,
И пошел, так и не вспомнивши родство,
По делам ужасно важным Иванов.

Tags: Маннергейм, Стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →