pterozavtr (pterozavtr) wrote,
pterozavtr
pterozavtr

Брандер «Украина»

Loutherbourg-Spanish_ArmadaИстория мореплавания и морского военного дела – чрезвычайно увлекательная вещь, особенно та ее часть, что приходится на допаровую эпоху. Сложные маневры прекрасных и грозных парусников, пушечные залпы, крики: «На абордаж, каррамба!»… Иногда даже совсем узкие и специальные моменты этой истории бывают волнующими и поучительными. Ну вот, например, использование в бою брандеров. Приведу длинную цитату с морского форума:

Брандер - судно, назначенное для сожжения неприятельского флота. Обыкновенно с этою целью употребляли старые транспорты или бриги, до 200 тонн водоизмещения. Брандер должен был быть так снаряжен, чтобы мог вдруг загореться внутри и снаружи. Для этого палубы покрывали брезентами и посыпали их мелкими кусками брандкугельного состава и порохом; на кубрике, в деке и у самых стен корабля ставили кадки с тем же составом; весь брандер наполнялся зажигательными и разрывными бочками, ящиками, снаряженными гранатами, факелами, смолеными фашинами, стружками, кроме того, все поливалось скипидаром. Для зажигания брандера употреблялись сосисы (длинные мешки с составом селитры и серы), которые укладывались в деке так, чтобы концы их приходились в кормовой части судна у самых отверстий, которые для этого прорубались; в конце сосисов вставлялась трубка, набитая медленно горящим составом, который давал возможность команде брандера, воспламенив ее, отвалить на шлюпке, привязанной за кормой. Порты и люки закрывались, а чтоб они вовремя были открыты - против каждого ставили брандерную мортиру, т. е. кусок дерева с каналом и камерою, которую наполняли порохом, а в канал плотно вбивали шест, который при выстреле открывал порт или люк; запал мортиры соединялся стопином с другими зажигательными снарядами. На бушприте, концах рей и других удобных местах подвешивались дреки и железные крючья, которыми брандер мог бы сцепиться с неприятельским кораблем. Когда брандер был заряжен, на нем ставили паруса, и подведя на приличное расстояние, закрепляли руль в должном положении, зажигали трубку и пускали его, большею частью по ветру, на неприятельский флот. Обыкновенно брандеры пускались ночью или во время тумана, чтобы неприятель, заметив брандер, не поспел бы его отвести или потопить.»

То есть, если совсем вкратце, то брандер – это старая, ненужная посудина, превращенная в плавучий ад. Несколько моряков направляют ее на цель, а потом покидают обреченный бывший кораблик. Никому не приходит в голову жалеть брандер, приспускать в память о нем флаги и даже помнить имя, которое он когда-то носил. Было, да прошло. Теперь это просто снаряд, который должен выполнить свою смертоносную задачу – зажечь большой пожар.

Чем больше я размышляю о чудовищных переменах, случившихся всего за каких-то полгода в судьбе не то, чтобы процветающей, но хотя бы мирной Украины, мне все больше кажется, что чья-то недобрая воля уготовала ей именно судьбу брандера, нацеленного в борт фрегата «Россия». В чем-то символично то, что дымное пламя сопровождает всю историю украинской катастрофы – от горящих покрышек на Майдане, через ужас Одесского Дома профсоюзов, к пожарам непрерывно обстреливаемого Донбасса. Совершенно не похоже, чтобы Запад стремился поскорее погасить пылающую Украину, напротив, он словно бы делает все, чтобы огонь разгорался все жарче. Наивно думать, что Запад верит, будто несчастная страна вспорхнет из пламени обновленной, подобно птице Феникс. Игра ведется настолько крупная, что о самой Украине, как ни печально, за океаном и даже в вожделенной для нее Европе и вовсе не думают. Вот «поджечь» Россию, заставить ее совершать необдуманные шаги или воздерживаться от жизненно необходимых, вызвать взрыв недовольства, так, чтобы все заполыхало «от Москвы до самых до окраин» - это цель так цель!

Трагедия в том, что начиненное «горючкой» и коварно подожженное судно вовсе не пусто. Оно полно пассажиров, подавляющее большинство которых вовсе не готово к судьбе камикадзе. Те из них, кто поддержал Майдан. по большей части купились на заманчивые посуды, на призрак справедливой жизни в мире и достатке. Теперь они мечутся, одержимые страхом, озлоблением, старательно разожженной ненавистью. Есть и другие. Те, кто вовсе не хочет, чтобы прекрасный корабль с гордым именем «Россия» запылал и пошел ко дну. Они готовы строить заслон огню из своих тел, только бы спасти оказавшийся под ударом Русский мир. Но и они, и вся истерзанная обстрелами земля Юго-Востока, как ни страшно это звучит, тоже часть зловещего плана. Предмет шантажа, приманка, еще один ряд пороховых бочек.

Что обычно делал военный корабль, атакованный брандером? У него был только один вариант – попытаться поскорее отцепить впившиеся в борт крючья и уйти подальше от плавучего костра. У России такого варианта нет, ей так или иначе придется тушить пожар. Спастись России и Украине можно только вместе – или же вместе сгореть. Надежда есть, потому что для России Украина не безликая и чуждая угроза, а братская страна с народом, который издревле любим, близок и дорог. Не старое бросовое «корыто», а корабль своей эскадры, чье имя не стерлось из памяти. Ну, а своих русские в беде не бросают!


  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments