pterozavtr (pterozavtr) wrote,
pterozavtr
pterozavtr

Непростая арифметика

MxqO3ce8aIcВ связи с ответом России на санкции, в частности, с запретом на закупки продовольствия в США и в странах, под них прогнувшихся, уже второй день раздается грустный вой любителей сладкой жизни. Либеральные ценители импортной жратвы подсчитывают, от чего им придется отказаться, ругают власть и зловеще каркают, пророча стране пустые полки и карточную систему. Нет, в чем-то, конечно, их понять можно. Обидно  знать, что продал в свое время эту самую страну за 300 сортов сыра, а теперь их у тебя на столе будет не 300, а 200 или даже 150. И было ради чего стараться?

Не думаю, что конкретно этим людям что-то стоит объяснять. С ними все ясно. Те же, кто прямо и сознательно страну за печенье, варенье и пармезан двадцать лет с гаком назад не продавал (хотя бы по малолетству), тоже реагируют по-разному. Большинство этих реагирующих граждан можно условно поделить на три группы.

Первые ведут себя, словно капризные дети,  которых непонятно за что лишили сладкого, прикольных игрушек и похода в цирк разом. Они вопят, визжат, топочут ногами, размахивают кулачками и грозят сбежать из дома или найти себе другого папу. От них очень много шума, потому что именно эти люди очень любят выступать в разнообразных радиопередачах - вместе с теми, кому в свое время западные доброжелатели отгружали варенье бочками, а печенье корзинами.

Другие похожи на людей, вокруг которых внезапно, но довольно предсказуемо, испортилась погода. Холодно, мокро, и ничего приятного в обозримом будущем не светит. Плохо, да, но ничего не попишешь и со свихнувшейся небесной канцелярией не поспоришь. Давно уже было ясно, что климат портится. Нужно одеваться теплее, вооружаться зонтиком покрепче и постараться не думать о солнечных и морских ваннах и всяких там авокадо. Находить другие радости в жизни и ждать, когда это безобразие закончится. Ведь закончится же оно когда-нибудь.

Третьи с виду могут показаться теми, кто не только понимает, что это вдруг стряслось, но и искренне поддерживает происходящее. Перепутать действительно очень легко. Разница - в нездоровом блеске глаз, перевозбужденной и слишком громкой речи, резких жестах и бодрых, но не очень связных выкриках: "Да ну! Да они! Да мы их!" Можно к гадалке не ходить, чтобы предсказать. что это искусственное воодушевление продлится у них недолго - ровно до первых серьезных трудностей и неудобств. Тогда большинство из этой категории сперва недоуменно притихнет, а потом плавно распределится между первой и второй - будет выкрикивать что-то столь же энергичное, но прямо противоположное по смыслу, либо мрачно нахохлится под зонтом, на который с неба будут валиться кирпичи.

Все три категории объединяет одно - эти люди не видят себя в качестве субъектов происходящего. Они объекты. Не те, кто в происходящем так или иначе активно участвует (хотя бы вдумчивым осмыслением и анализом, формированием позиции), а те, с кем оно случается. Они не часть страны, которая на что-то решилась, а они решились вместе с ней, они - отдельно и снизу.  Для первых двух категорий ситуация вводимых ограничений на некоторые материальные приятности является откровенно враждебной средой. Только реакция у них на эту враждебную среду разная - скандальный протест или ироничное философическое долготерпение. Третьи враждебности не испытывают, но и частью ситуации себя не ощущают, они способны лишь на внешнее одобрение того, что с ними проделывают. Есть же дети и собаки, которые любят купаться - и те, кто терпеть этого не могут, но ни у тех, ни у других никто не спрашивает, и они, в общем-то, и не ждут, что их спросят. Но ведь это не вполне нормально, когда взрослый человек ведет себя как собака или ребенок?

Есть и четвертая категория, скорее всего, не очень большая. Отчетливо сознающая, что происходит - страна медленно входит в ситуацию холодной войны с оборзевшим Западом. Понимающая, что избежать этого, не потеряв окончательно себя и смысл своего существования, страна не сможет. Одобряющая это вхождение в холодную войну - но понимающая при этом, что никакого закидывания шапками не будет. Что придется сильно затянуть пояса, закатать губу и очень много, а главное, по уму вкалывать. И что это, скорее всего, очень надолго. И что, если хорошо постараться, все правильно спланировать и крепко поднапрячься, то, возможно, Россия не только выживет, но и выздоровеет от своих почти смертельных недугов.

Пятая категория (которую называют еще пятой колонной) - те самые упомянутые во первых строках любители плесени на сыре и ради этой плесени едва не сгноившие до точки великую державу, - эта категория тоже все отлично понимает. И тоже делает свои выводы и строит свои планы. Чьи планы в итоге претворятся в жизнь, зависит исключительно от того, насколько четвертая категория действительно ощутит себя субъектом и насколько она окажется способной дать по шапке пятой и изменить мироощущение остальных трех, воодушевив их прежде всего своим примером.

Не самая простая арифметика, мягко говоря...

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments